Nokia ушла в Microsoft: все подробности сделки

29.04.2014


Объединение оборудования финнов и программного обеспечения американцев под одним кураторством принесет сладкие плоды, и попробовать мы их сможем совсем скоро, ведь любые промедления в мобильном мире смерти подобны.

25 апреля 2014 года, по прошествии почти восьми месяцев после официального объявления, сделанного 2 сентября 2013-го, Microsoft завершила сделку по покупке Devices and Services, подразделения устройств и служб Nokia. Компания Билла Гейтса заплатила за мобильный бизнес финского производителя 3,79 млрд евро, плюс еще 1,65 млрд евро за десятилетнее право пользования интеллектуальными достижениями обширного патентного портфеля. Итоговая сумма в 5,44 млрд евро, или 7,17 млрд долларов, в последней момент подросла до 7,5 млрд долларов в связи с ценовыми корректировками.

Microsoft, заполучив в руки линейку смартфонов Nokia Lumia, обрела контроль над более чем 90% всех Windows Phone-коммуникаторов, циркулирующих в мире. Кроме того, софтверный гигант завладел телефонами с расширенной функциональностью семейства Asha, простыми мобильниками на программных платформах Series 30 и Series 40, а также недавно запущенной линейкой X, опирающейся на кодовую базу Google Android. В результате Microsoft превратилась в производителя оборудования, отвечающего за выпуск свыше 200 млн мобильных устройств в год, над выпуском которых трудятся 25 тыс. сотрудников.

Редмонд еще раздумывает над новым брендом изделий дочерней Microsoft Mobile, под эгидой которой ныне скрывается телефонный бизнес Nokia. Последний останется фактически отделенным от нового хозяина, ибо большинство служащих в Америку не поедет, оставшись на существующих рабочих местах. Столь важное приобретение требует должного внимания, прежде чем станет возможна полная интеграция с другими направлениями деятельности Microsoft.

Напирая на сложность покупки, Эми Худ, финансовый директор корпорации, сообщила, что сделка закрылась почти на четыре месяца позже, нежели изначально предполагалось. Были надежды окончательно оформить соглашение в январе, но антимонопольные регуляторы, тщательно изучавшие все аспекты договоренностей, затянули с вынесением положительного вердикта. Опять же по ряду причин производственные площадки в индийском Ченнаи и корейском Масане не отошли под крыло Microsoft Mobile. Первая фабрика, замороженная налоговыми органами, останется в хозяйстве Nokia, которая по контракту с Редмондом будет ей управлять, а вторая вообще закроется. Именно потому из прежде заявленных 32 тыс. сотрудников новое место работы найдут только 25 тыс. человек.

Производственные коллизии — лишь часть гигантской задачи, которую предстоит решить. Microsoft на годовой срок взяла контроль над доменом nokia.com и учетными записями в социальных сетях, дабы упросить вливание мобильного подразделения в общий бизнес-поток. Редмонд заплатил Эспоо за право четырехлетнего доступа к картографическим и навигационным службам Here.

Microsoft завладела брендами Lumia и Asha, а также лицензировала на десять лет торговую марку Nokia для использования с мобильными продуктами на базе программных платформ Series 30 и Series 40. Сами же финны продолжат владеть и управлять брендом Nokia. Тем не менее Nokia не в праве лицензировать собственную торговую марку в привязке к продажам мобильных устройств сроком на 30 месяцев и не может эксплуатировать бренд на своих же мобильных изделиях вплоть до 31 декабря 2015 года. Все будущие Windows Phone-смартфоны отныне будут идти с маркировкой, над которой раздумывает Microsoft.

Nokia, разумеется, продолжит функционировать, сосредоточившись на трех ключевых направлениях: телекоммуникационном оборудовании и решениях Nokia Solutions and Networks (NSN — или просто Networks), картографии и навигации Here, патентном лицензировании и технологических новациях Advanced Technologies.

В прошлом году Nokia продала почти 251 млн мобильных устройств. И пусть на долю Lumia-смартфонов выпало лишь 30 млн из этого изобилия, Microsoft теперь вынуждена справляться с прочими категориями девайсов: телефонами с расширенной функциональностью Asha, простыми мобильниками и Android-коммуникаторами X. Как бы то ни было, Microsoft взлетела на верхушку рейтинга мировых производителей телефонов, встав позади Samsung.

 

Android

Android-портфель Nokia — самая, пожалуй, интригующая часть сделки, поскольку велит Microsoft заниматься устройствами на базе мобильной операционной системы авторства Google, напрямую конкурирующей с платформой Windows Phone.

Смартфоны Nokia X под эгидой проекта Normandy со всей ясностью воспринимаются чисто экспериментальным проектом, воплощенным инициативными разработчиками. Налицо все признаки подхода к Nokia N9, первому и последнему MeeGo-телефону, который появился просто из-за обилия тех усилий, которые были положены на его создание.

В 2012 году Nokia натужно размышляла над выбором операционной системы для Asha-линейки, и Android, которую предполагалось коренным образом модифицировать, действительно стояла на кону. Однако финны остановились на продолжении Series 40, обогатив ее, во-первых, пользовательским интерфейсом Swipe, подобным на таковой в N9, и, во-вторых, технологиями авторства купленной Smarterphone.

По итогам Normandy был положен в ящик, из которого извлечен лишь в феврале 2014 года. И правда: кодовая база X завязана на «древней» Android 4.1.2 Jelly Bean — использование системы образца осени 2012 года, а не свеженькой и более проворной Android 4.4 KitKat подтверждает равно как пробный характер, так и относительную безынтересность Nokia в этом начинании.

Есть мнение, что Microsoft дала зеленый свет Android-телефонам по той причине, что пока не в силах предложить Windows Phone-изделия по доступной кошельку каждого цене.

Как бы то ни было, X-семейство коммуникаторов обратилось не к фабричному «зеленому роботу», а фирменным образом, по аналогии с планшетами Amazon Kindle Fire переработало открытый код Android Open Source Project. В итоге пользовательский интерфейс превратился в Windows Phone-подобный, а приложения торгуются через витрины магазина Nokia Store вместо официального Google Play Store.

Финский гигант утверждает, что приблизительно 75% существующих Android-приложений готовы для запуска на X-телефонах без какой-либо модификации кода. Остальные 25% программ несовместимы по причине использования в них служб из пакета Google Mobile Services, отвечающих за такие, к примеру, вещи, как push-доставка уведомлений, карты и навигация, внутрипрограммные платежи. Код этих приложений придется переписать, переключив на альтернативные сервисы Nokia, и отнимет это где-то восемь часов.

Клиентские Microsoft-программы облачного хранилища OneDrive, почтовой службы Outlook, интернет-телефонии Skype и поисковой машины Bing — все они предустановлены на X-смартфонах, открывая Редмонду двери по извлечению прибыли даже на соперничающей Android-системе.

Недавний запуск офисного пакета Office на iPad доказал, что Microsoft готова мириться с многополярностью мобильного мира, не упуская при этом собственных выгод через распространение облачных сервисов за пределами Windows.

Компания Билла Гейтса только рада Android-первенцам Nokia — X, X+ и XL, ведь она извлекает немалую прибыль, платно лицензируя массу запатентованных технологий сонму производителей Android-устройств, значит, может выпускать девайсы на «зеленом роботе» по сниженным ценам.

 

Windows Phone

Быть может, наиболее крупные риски Microsoft связаны с Windows Phone. Корпорация оказалась в достаточно уникальной позиции, доминируя среди производителей оборудования Windows Phone, но и одновременно разрабатывая эту мобильную операционную систему, которой пользуются сторонние вендоры устройств вроде Samsung и HTC.

Нет, Редмонд не планирует единолично, как Apple, заниматься WP-бизнесом — напротив, софтверный гигант изо всех сил привлекает кого только можно к выпуску WP-коммуникаторов. Для этого было устранено платное лицензирование платформы, а Windows Phone 8.1 опустила планку требований к аппаратуре, открыв производителям пути для сборки WP-смартфонов на основе существующих проектов Android-девайсов. На сегодня заявлено о следующих партнерах: Foxconn, Gionee, HTC, Huawei, JSR, Karbonn, Lava (Xolo), Lenovo, LG, Longcheer, Micromax, Prestigio, Samsung, ZTE.

Как видим, ряд фирм, таких как Lava, Karbonn и Micromax, пришли из Индии, а Gionee, JSR и Longcheer родом из Китая, что свидетельствует о желании Microsoft провести экспансию Windows Phone на территориях развивающихся стран.

Другие компании в лицах HTC, Huawei, LG, Samsung и ZTE уже имели дело с Windows Phone, но затем как-то «подзабыли» об этой системе, ибо всецело занялись направлением Android.

Китайский гигант Lenovo, недавно заполучивший Motorola, продолжает вынашивать более чем амбициозные планы на покорение международной смартфонной арены.

Foxconn, будучи крупнейшим в мире контрактным производителем электроники, уже взаимодействует с BlackBerry, занимаясь самостоятельной разработкой оборудования BB10-коммуникаторов, и первой ласточкой стал BlackBerry Z3. Так почему бы ни проделать то же самое c Windows Phone?

Интересен игрок Prestigio. Этот бренд, принадлежащий ASBIS, которая родом из Белоруссии, хотя и прописана на Кипре, силен на российском рынке, да и в прочих странах вроде Центральной и Восточной Европ, Ближнего Востока, Африки.

Очевидно, грядет ударная волна доступных по цене изделий, грозящих нанести серьезный удар по позициям Android. В Китае валом четырех- и восьмиядерных смартфонов в пределах 130 долларов — на эту стоимостную планку и следует ориентироваться.

Риск состоит в том, что Microsoft придется балансировать между приоритетным выпуском собственных мобильных устройств и изделиями других игроков, попутно развивая Windows Phone. Недавний пример Google продемонстрировал, что усидеть на нескольких стульях совсем непросто. Интернет-гигант, стоящий за разработкой Android, самой популярной в мире мобильной среды, был вынужден избавиться от Motorola, продав ее Lenovo за 2,91 млрд долларов, то есть в четыре с гаком раза дешевле, чем она была приобретена менее двух лет назад за внушительных 12,5 млрд долларов.

 

Стивен Илоп

Не скроем, поклонники Nokia не особо жалуют Стивена Илопа, считая, что именно он виноват в развале старой доброй финской компании. С приходом топ-менеджера осенью 2010 года в Эспоо он незамедлительно приступил к масштабным реорганизационным вопросам.

В феврале 2011-го был объявлен полный переезд мобильного бизнеса Nokia на рельсы Windows Phone. Проект Symbian был свернут, MeeGo похоронена, Meltemi заморожена. А вот Series 30 и Series 40 продолжили развиваться, ибо ответственны за генерацию львиной доли денег от торговли телефонами. Вместе с тем лишь с появлением Windows Phone 8 осенью 2012 года и первых смартфонов на ней стало возможным говорить о возрождении когда-то великой Nokia.

Затянувшаяся более чем на полтора года миграция решительно негативно сказалась на рыночных позициях Nokia, которая почти полностью лишилась присутствия на арене смартфонов. Но на это есть причины.

Всем следует зарубить на носу, что никакие «костыли» не преобразили бы Symbian из телефонной в смартфонную операционную систему, поэтому лучше быстрая смерть, нежели долгая болезнь.

Ложиться под Google финны на тот момент не пожелали: к чему становиться еще одним Android-производителем, когда можно стать третьей движущей силой — тем паче компания Билла Гейтса вынашивала такие же планы занять кресло ведущего игрока после Android и iOS. Впрочем, агрессивное наступление BlackBerry 10 картину частично портило.

Развивать MeeGo, как сплетение Maemo и Moblin, оказалось неубедительным даже с поддержкой Intel: сейчас последняя при поддержке Samsung делает это в форме Tizen. Ну а включение в жизнь Meltemi, давно известной по слухам операционной Linux-платформы для бюджетных коммуникаторов, которая могла бы не только влить свежие силы в S40/S30-экосистему, но и укрепить бизнес Nokia в сегменте 100-долларовых смартфонов, было оценено невыгодным из-за целостного фокуса на Windows Phone.

Реструктуризация Nokia повлекла обилие непопулярных мер: увольнение пятой части служащих, закрытие заводов и научно-исследовательских площадок с аутсорсингом в Азию, продажу крепких, но уже побочных активов вроде подразделения роскошных мобильников Vertu и фреймворка софтверной разработки Qt, избавление от штаб-квартиры в родном Эспоо с превращением из собственника в арендатора.

Тем не менее Стивен Илоп, исполнительный директор Nokia и выходец из Microsoft, в которой он отвечал за дойную корову — бизнес пакета офисных приложений Office, спокоен как никогда: «Я не думаю о перемотке часов и конкуренции в каком-либо другом месте. В ходе нынешней войны между Google, Apple и Microsoft мы сражаемся исключительно посредством Windows Phone».

Nokia за три года правления Илопа потеряла 40% доходов и 95% прибыли, рыночное присутствие на мировом смартфонном рынке упало с 34% до 3,4%, кредитное доверие изменилось с «выше среднего» (A) до «чрезвычайно рискового» (CCC), курс акций опустился на 60%, а рыночная капитализация потеряла 13 млрд долларов.

Согласно оценкам «Файнэншл таймс», за каждые 1,5 млрд евро уменьшения стоимости компании Стивен Илоп положил себе в карман бонусных 1 млн евро.

 

Закулисные игры

Nokia, возможно, и продолжала бы барахтаться, пробуя трансформировать Symbian и запустить другие мобильные платформы. Как поется в песне Розенбаума, «так бы жизнь шла да шла», но теория заговоров предполагает, что появление Стивена Илопа в Nokia совсем не случайно. В «Уолл-стрит джорнал» полагают, что Microsoft держала про запас альтернативный план подмывания фундамента Эспоо, дабы, изрядно сбросив рыночную цену Nokia, купить ее за бесценок.

Знаменательная дата 11 февраля 2011 года, когда Nokia и Microsoft сошлись в любовном экстазе, была подкреплена напыщенностью с обеих сторон. На тот момент Nokia безоговорочно верила, что, располагая обширной дистрибьюторской сетью, ей нужно лишь «щелкнуть выключателем», чтобы начать продавать миллионы Lumia-смартфонов ежемесячно. Microsoft оптимистично полагала, что в ее руках находится сильная, конкурентоспособная мобильная операционная система, и всё, в чем она нуждается, так это в крепком партнере в лице Nokia, располагающем шикарной экспертизой выпуска качественных устройств.

Мы помним восторженную клятву заключивших брачный союз Стивена Илопа и Стивена Баллмера: «Есть и другие мобильные экосистемы, и мы их разрушим. Да, будут проблемы, но мы их преодолеем. Успех требует скорости в принятии решений, и мы обещаем быть быстрыми. Вместе мы видим перспективы, ведь у нас есть желание, ресурсы и стимулы к успеху».

К середине 2012-го стало ясно, что оба прожектера были неправы. Мощь Nokia как организатора продаж оказалась иллюзорной, да и дух соперничества у Windows Phone невелик. Осознав ошибку, и понимая, что уже нет возможности вернуть Nokia к былой славе, Илоп решился на продажу курируемой компании Microsoft. Заручившись поддержкой совета директоров, он приступил к окучиванию Баллмера.

И здесь пришлось пойти на жертвы. Ладно, тихо-мирно положили в могилу Symbian, которая, даже при максимуме стараний, уже никак не могла переродиться в адекватную вещь. Но ведь в руках финнов была Meltemi, современная, основанная на Linux смартфонная операционная система. Разработка этой среды почти подошла к концу, и она была готова к запуску на бюджетных телефонах — вроде мобильников из Asha-семейства. И это стало проблемой.

Meltemi даже при скромном успехе чинила бы препоны Microsoft, которая ну совсем не жаловала какой-либо конкуренции для и без того слабой Windows Phone, а тем паче в собственных стенах. И если бы Nokia уже торговала дешевыми Meltemi-смартфонами к моменту заключения сделки о поглощении, Microsoft не смогла бы так просто взять и отказаться от них без разрушительных для имиджа последствий. Пришлось бы выделять Meltemi-бизнес в отдельное направление, а затем продавать, оказываясь перед лицом альтернативной системы, но уже в руках соперничающей компании.

Вот почему Meltemi должна была быть задушенной еще в колыбели. Так и произошло. Взамен в июне 2012 года появились мобильники линейки Asha Touch, а затем S40 прошла видоизменения, явив в мае 2013-го первую ласточку в лице Asha 501 и став подобной на смартфонную систему, впрочем, без какого-либо светлого будущего.

В течение всего 2012 года и начала 2013-го отношения между Microsoft и Nokia шли своим чередом, а Илоп оставался в кресле главного распорядителя. Стороны почти оформили сделку купли-продажи, но тут закрылся первый квартал, вскрывший финансовые результаты работы. Бизнес мобильных телефонов Nokia продемонстрировал негативный характер, а скромная прибавка продаж Lumia-коммуникаторов Баллмера не впечатлила. Вот почему цена за Nokia была срезана, и одобрить ее правление последней не смогло.

Точно неясно, сколько денег хотела выручить Nokia за мобильное подразделение. Согласно сведениям американской фондовой биржи, рыночная стоимость финской компании на тот момент превышала 14 млрд долларов, и почти половина полученного в 2012 году дохода в размере 30,2 млрд евро, или 40,15 млрд долларов, сгенерирована именно мобильной ветвью.

Сделка подвисла в воздухе, споткнувшись о ключевой для обеих сторон вопрос цены.

 

Лучший выбор

В дальнейшем, да, продажи Lumia-смартфонов под опекой Nokia постепенно росли, но маржа прибыли не увеличивалась, не давая предпосылок для стабилизации мобильного бизнеса, тем паче наличные запасы продолжали стремительно истощаться.

Уставшая бороться Nokia виделась лакомым кусочком для всех игроков отрасли: она вполне могла бы принять предложение другой компании — Huawei, Lenovo и даже Samsung с радостью обзавелись бы ею, в том числе из-за доступа к богатейшему патентному портфелю. И всё же никакой иной покупатель не оказался бы настолько хорош, как Редмонд.

Если Nokia была бы поглощена каким-либо крепким производителем телефонов, мобильному бизнесу Microsoft наступил бы конец. Большинство смартфоностроителей завязаны на Android, и для Редмонда, если он разорвет заякорение на Nokia, целенаправленное занятие Android-коммуникаторами лишено всякого смысла, особенно в свете тотального засилья изделий авторства Samsung.

Microsoft располагает приличными денежными накоплениями за пределами Соединенных Штатов: в регионах с низкими налогами, такими как Ирландия или Багамы, — и покупка нерезидента Америки в основном за наличность позволяет софтверному гиганту избежать внушительных налогообложений. Любой другой способ возврата сбережений в США подвергнется комиссиям. Именно по этой причине приобретение эстонской Skype было привлекательным для Microsoft.

Что интересно, сумма в 7,5 млрд долларов меньше 8,5 млрд долларов, которые Microsoft отдала за Skype в 2011 году и меньше 12,5 млрд долларов, которые Google выложила за Motorola Mobility тогда же. Другими словами, Стиву Баллмеру удалось убедить Стивена Илопа продаться относительно дешево. С другой стороны, если в 2007 году присутствие финнов охватывало почти половину смартфонного рынка планеты, к концу 2013-го оно даже не добирало 5% — так что цена соответствующая.

Microsoft разъяснила положительную отдачу от сделки. Корпорация полагает, что ей удастся сэкономить деньги (600 млн долларов в год в течение первых 18 месяцев после оформления соглашения) и заставить Windows Phone расти быстрее, если ключевой партнер по оборудованию окажется в полной собственности. Поскольку деньги на покупку Nokia и ее активов привлечены из капиталовложений за границей, приобретение не окажет какого-либо серьезного воздействия на жадных до дивидендов акционеров. Главной целью поставлено как минимум утроение смартфонных позиций: с нынешних чуть более 4% до 15% к 2018 году.

Валовая прибыль Microsoft от продажи каждого WP-смартфона Nokia составляла менее 10 долларов в форме отчислений за лицензирование Windows Phone — после заключения сделки Редмонд надеется поднять показатель маржи до 40 долларов. Впрочем, корпорация признает, что безубыточность образуется лишь тогда, когда продажи WP-смартфонов превысят 50 млн единиц в год.

Вообще компания Билла Гейтса жаждет обеспечить пользователей первоклассными смартфонами, способными конкурировать с iPhone и Android, так как Microsoft не желает, чтобы «только Apple и Google заведовали новациями в приложениях, интеграцией, дистрибуцией и экономикой».

Первичной целью Редмонда выступают, кажется, пользователи на развивающихся рынках, которые впервые обзаводятся смартфонами: в США и Европе бороться за потребителя сложно ввиду того, что Apple, Samsung и HTC фактически заперли продажи высококлассными коммуникаторами. Оборот доступных каждому «умнофонов» на территориях сбыта, далеких от Запада, оценивается в 50 млрд долларов в год.

Помимо самостоятельного выпуска мобильных устройств Microsoft усматривает и другие прелести от договоренностей с Эспоо. Так, картографические и геопространственные технологии Nokia Here, которыми софтверный гигант будет пользоваться как своими, пусть даже и за ежегодную плату, воспринимаются очень важными на пути реализации стратегии развития: «нужна действенная альтернатива Google и больше чем одна цифровая карта мира». Ну а доступ к богатейшему патентному портфелю Nokia, а также всем ее связям, партнерским и лицензионным наработкам обеспечит Microsoft и Windows Phone защитой от большинства юридических посягательств.

Компания Билла Гейтса страстно желает сделать Windows Phone мобильной операционной системой, сравнимой по силе с iOS и Android. Годы борьбы пока не принесли ощутимых плодов, и скромное превосходство над BlackBerry следует увязывать лишь с масштабной реструктуризацией бизнеса последней.

 

Что дальше

Попытаемся нарисовать картину как ближайшего, так и долгосрочного будущего мобильных инициатив Microsoft.

Фокус Редмонда ныне распространяется аж на шесть операционных систем: настольную Windows, планшетную Windows RT, смартфонную Windows Phone, конкурирующую Android (Nokia X), применяемую в телефонах с расширенной функциональностью Asha и используемую в простых мобильниках S40/S30. Очевидно, столь широкий разброс следует сузить, сделав портфель менее диверсифицированным.

Популярное семейство Asha-телефонов, приближающихся по ассортименту возможностей к настоящим смартфонам и проданных числом более 1 млрд единиц, будет, по всей видимости, постепенно изыматься из графика активной разработки. Им на замену встанет Android-линейка X: новый владелец не горит особым желанием поддерживать унаследованные решения, опирающиеся на наработки древних Symbian, S60 и S40, пусть даже и обогащенных подходами купленной Smarterphone.

По мере того как Windows Phone будет обретать силу в сегменте бюджетных коммуникаторов, эволюция X-линейки притормозится. Со временем Android-проект свернется, и Windows Phone останется единственным фокусом Microsoft Mobile.

Летом 2011 года, более двух с половиной лет назад, «Сотовик» в материале «Windows Phone: семь шагов к успеху» пытался выстроить модель развития на тот момент еще очень юной мобильной Microsoft-платформы, обрисовав основные вехи, которая ей следует пройти, чтобы стать конкурентоспособной. Сейчас картина изменилась, но не особо.

Windows Phone по-прежнему страдает от недостаточного в сравнении с Android и iOS ассортимента приложений. Да, разрыв непрестанно сокращается, но всё еще велик особенно в топовом секторе. Ради привлечения интереса разработчиков Microsoft внедрила в Windows Phone 8.1 и Windows 8.1 концепцию универсальных приложений, способных с незначительными либо вообще без каких-либо модификаций исходного кода запускаться на компьютерах, планшетах, смартфонах, а вскоре и игровой консоли Xbox. Разумеется, ничто так не привлекает софтверных девелоперов, как увеличение продаж конечных устройств, расширяющих потенциальный сбыт программ.

Редмонд сделал верный шаг, отказавшись в Windows Phone 8.1 от платного лицензирования платформы. Если прежде производители смотрели исключительно в сторону бесплатной Google Android, ныне им доступна и другая система. Опять же патентная картина сложилась так, что любой вендор, выпускающий Android-устройства, вынужден платить немалые деньги Microsoft, владеющей приличным набором зарегистрированных изобретений, эксплуатируемых «зеленым роботом». Другими словами, еще надо выяснить: что менее затратнее — любить Android или жить с Windows Phone.

Microsoft никак не удается пробиться в бюджетный класс смартфонов, с каждым днем обретающих небывалую популярность. Люди не хотят переплачивать за «умнофоны», причем без ущерба для функционального их наполнения. К примеру, в Китае вовсю торгуются 130-долларовые Android-коммуникаторы на восьмиядерном процессоре MediaTek, и совсем скоро аппараты из этой ценовой категории обзаведутся поддержкой LTE-связи. Возможно, ждать осталось не так уж и долго до появления сходных по цене Windows Phone-изделий, ведь уже анонсирована поддержка чипсетов Qualcomm Snapdragon 200 и 400, открывающая двери дешевым устройствам. Опять же опущена планка минимальных требований к подлежащей аппаратуре Windows Phone, которую, кстати, можно собирать по проектам существующих Android-девайсов. Потенциальный успех доступных по цене WP-телефонов очень велик — об этом свидетельствует Lumia 520, многие месяцы лидирующий по продажам среди прочих WP-аппаратов.

Что касается плоскости флагманских смартфонов, отрасль впала в стагнацию. Ни Apple iPhone 5S, ни Samsung Galaxy S5, ни HTC One M8, ни Sony Xperia Z2 — ни одному сегодняшнему ведущему смартфону не удалось привнести какие-то радикальные перемены в мобильную действительность. Все эти коммуникаторы являются лишь незначительным развитием предшествовавших. Вот почему Microsoft, пользуясь своего рода передышкой конкурентов, может быстро нагнать соперников, выведя на сцену изделия, стремящиеся к совершенству. Тем паче наработки Nokia по части мобильной фото- и видеосъемки — самые, пожалуй, обширные в индустрии, а Windows Phone 8.1 близка к идеалу.

 

Nokia

Nokia, как уже упоминалось, из крупного бизнеса уходить не собирается. Во-первых, полученные от Microsoft деньги будут пущены на покрытие расходов, связанных с выкупом в августе 2013 года за 1,7 млрд евро, или 2,34 млрд долларов, 50-процентной доли Siemens в совместном предприятии Nokia Siemens Networks (NSN), которое уже в форме Nokia Solutions and Networks, или просто Networks, стало главным кормильцем избавившейся от груза мобильных устройств компании. Перспективы здесь налицо: весь мир переходит на LTE-связь.

Во-вторых, Nokia будет вкладываться в картографическую и геолокационную платформу Here, преследуя цель стать ведущим и независимым провайдером облачной платформы, предлагающей навигационные сервисы на различных экранах и операционных системах.

В-третьих, Эспоо продолжит извлекать доход из патентных соглашений с Android-производителями и Apple. Индустрия, правда, обеспокоена: мол, финны способны инициировать взыскание повышенных патентных платежей, потому что более не заинтересованы в защите собственных интересов на мобильном рынке, ибо оставили его. Особенно переживают китайские вендоры, изделия которых делают главную коммерческую ставку на дешевизну. Сейчас лицензионные отчисления составляют приблизительно 2% от розничной цены конечного продукта, причем они взимаются далеко не со всех производителей из Поднебесной.

Патентный портфель Nokia, будучи составленным из 8,5 тыс. патентов на промышленные образцы и 30 тыс. патентов на изобретения и патентных заявок, является самым обширным в мобильной индустрии и включает немало вещей, которые сегодня кажутся само собой разумеющимися. Не исключено, Эспоо обратит особое внимание на момент превращения пула интеллектуальной собственности в более высокодоходную машину. Марк Деррэнт, представитель Nokia, в интервью «Рейтер» отметил, что «как только мы лишимся бизнеса мобильных устройств после завершения сделки с Microsoft, сможем развивать лицензионную процедуру некоторых технологий».

Nokia в праве самостоятельно регулировать ценообразование лицензий, и лицензиаты, не располагающие особым выбором, обязаны подчиняться. Даже если они возмутятся, подав на лицензиаров в суд, Nokia буквально одним махом оспорит любые претензии, попросту помахав патентным портфелем, пухлое наполнение которого способно запретить продажи любого смартфона. Впрочем, превращаться в патентного тролля столь уважаемому бренду совсем не к лицу.

Что касается других дел, Эспоо сможет вернуться на мобильную арену: по условиям соглашения с Microsoft, воспользоваться товарным знаком Nokia в мобильных устройствах финны могут лишь с 1 января 2016 года. Правда, это вряд ли произойдет: связанные со смартфонами научно-исследовательские наработки, производственные активы, логистика и дистрибуция отошли Microsoft, и очень затратно восстановить их с нуля. И всё же не будет сюрпризом, если Nokia вновь заявит о себе выпуском Android-коммуникаторов.

При таком раскладе компания будет иметь внушительные преимущества перед любыми конкурирующими Android-игроками. Если производители устройств на мобильной Google-системе вынуждены платить Microsoft, Nokia и Apple от 15 до 40 долларов за каждое выпущенное изделие, Nokia вообще избавлена от подобных расходов, ибо располагает равно как должным патентным пулом, так и кросс-лицензионными соглашениями с Редмондом и Купертино. В итоге окажется возможным победить лишь за счет более доступной отпускной цены на качественные Android-продукты.

Даже если Nokia не перезапустит Android-смартфоны, финский гигант обязательно уделит внимание потребительскому сектору. Подразделение новационных решений Advanced Technologies сфокусировано на зарождающихся и перспективных технологиях, таких как беспроводная передача электроэнергии, маломощная электромагнитная генерация энергии, гибкие дисплеи, графеновые датчики и дополненная реальность — всё это поможет в создании носимых на теле человека электронных устройств.

Циркулируют слухи, что в лабораториях Nokia вызревают проекты смарт-часов и смарт-очков. Носимые гаджеты, есть мнение, взяли на вооружение наработки футуристического изделия Morph, способного превращаться из планшета в смартфон и смарт-часы. Согласно патентной заявке Эспоо, эти технологии исповедуют «наноразмерные принципы, позволяющие создавать радикально новые устройства, формирующие совершенно иной спектр возможностей».

В целях энергоэкономии экран смарт-часов Nokia выполнен по OLED-технологии: заряд батареи расходуется только на те пиксели, которые нужно подсветить. Соответствующим образом реализован и пользовательский интерфейс.

Nokia уже демонстрировала Kinetic, концепцию гибкого телефона, воплощенного в форме 5-дюймового плоскопанельного девайса, на котором запущены два приложения — просмотрщик фотографий и музыкальный проигрыватель. Для выбора чего-либо на экране, следует, удерживая устройство двумя руками, выгнуть его наружу, чтобы оно стало выпуклым. Для возвращения обратно, нужно вогнуть его вовнутрь, чтобы он обрел вогнутость. Такие же жесты вызывают изменение масштаба изображения: картинка отдаляется и приближается. Для перехода по меню, листания списков или передвижения изображения достаточно выполнить движение скручивания.

В любом случае смарт-часы Nokia должны выгодно отличаться от массы подобных изделий, если их можно будет сгибать или как-то иначе изменять оригинальную форму, это будет бомба.

Как бы то ни было, Nokia всенепременно возобновит деятельность в секторе потребительской электроники. Пусть это произойдет не так скоро, в любом случае сильнейший финский бренд всегда будет приковывать внимание людей.

 

Вопросы

Независимо от того, насколько хорошо Microsoft удастся быть слугой двух господ, занимаясь и созданием телефонов, и лицензированием программного обеспечения, без ответа остается немало вопросов.

Сохранит ли Microsoft весь 25-тысячный штат сотрудников, приобретенный вместе с Nokia, либо же пойдет на непопулярные меры по сокращению кадров? Продолжит ли Редмонд поддерживать весь мобильный портфель Эспоо или, в конечном счете, откажется от X-смартфонов из-за нежелания заниматься конкурирующей Google Android? Будут ли Lumia-коммуникаторы первыми получать обновления Windows Phone или компания Билла Гейтса справедливо отнесется ко всем изделиям партнеров по мобильному бизнесу? Как Microsoft поступит с параллельным существованием двух планшетных компьютеров на Windows RT — Lumia 2520 и Surface? К какому новому мобильному бренду следует готовиться?

В ближайшее время Стивен Илоп, вернувшийся в родную Microsoft, где взял бразды правления над всеми аппаратными проектами, включая Lumia, Surface и Xbox, обязательно приподнимет завесу тайны, но сейчас он лишь говорит, что телефонный бизнес Nokia «не только впишется в Microsoft, но и повлияет на нее». За схожими примерами далеко ходить не надо: Skype, поглощенная осенью 2011 года, всё еще медленно встраивается в Microsoft, оставаясь по большей частью независимой компанией. В любом случае, надеемся, что объединение оборудования и программного обеспечения под одним кураторством принесет сладкие плоды, и попробовать мы их сможем совсем скоро, ведь любые промедления в мобильном мире смерти подобны.


© Дмитрий Романовский , ИАА СОТОВИК


[an error occurred while processing this directive]
Rambler's Top100